lisunya
...надо делать революцию. Революция всё спишет (Ауренга)
Название: Отведенные судьбы (Destinies Averted)
Автор: bigmamag
Ссылка на оригинал: bigmamag.livejournal.com/239003.html
Переводчик: lisunya
Бета: нет, одна я виноватая
Вселенная: ST-11
Рейтинг: PG-13
Пейринг: K/S
Жанр: флафф, устоявшиеся отношения
Слов: 1200 в англ. версии
Дисклеймер: персонажи и вселенная Star Trek принадлежат своим правообладателям. Я не извлекаю никакой материальной выгоды.
Запрос на перевод: получено
Саммари: Кирк и Спок отправляются в увольнительную на Тарсу IV.
Примечание: это сиквел к фику «Отражения», любезно переведенному для нас ефиг. Его первую главу можно прочесть здесь: never-parted.diary.ru/p114733799.htm#form – и дальше по ссылкам.
Автор сказал, что запрос на перевод какой-то русский «Чехов» у него уже просил, но в списке переведенных фиков или заявках на перевод нашего соо я этого перевода не нашла, поэтому и решилась выложить. Если что – надеюсь, мы со вторым переводчиком договоримся
И еще: по словам автора, песня, которую герои слушают в фике – это инструментальная версия Bran New Lovesong.

Бывают в жизни такие моменты, когда оглядываешься назад, окидываешь мысленным взором все прожитые годы – и понимаешь, что ничего из пережитого тобой так и не смогло подготовить тебя к сегодняшнему испытанию. Что в его жизни наступил как раз такой момент Спок понимает, когда видит в зеркале свое отражение, облаченное в новомодную рубашку, разрисованную ананасами. Но когда он вдобавок вспоминает, что это самое зеркало находится в ванной, а ванна – в отельном номере, а в номере – только одна кровать, хоть и королевских размеров, и ее Спок делит с Джеймсом Т. Кирком – вулканец, усмехаясь про себя, решает, что по сравнению с этим рубашка – это такая мелочь, что на нее и внимания обращать-то не стоит.
– Эй, Спок, погляди-ка на это! – зовет Джим из соседней комнаты. Спок покорно выходит из ванной, по пути подмечая, что Джим выключил в номере свет, и теперь комнату освещают лишь яркие городские огни Ару’таль’вийа. Вулканец останавливается сбоку от Кирка и смотрит как тот, не замечая ничего вокруг, с благоговейным восхищением любуется горизонтом. – Я знал, что кольца Тарсы IV напоминают кольца Сатурна, но когда ты смотришь на них с земли – они воспринимаются совсем иначе.
– Действительно. Нам повезло, что мы смогли отправиться в увольнительную именно сюда, ведь рисианцы крайне избирательно подходят к выбору посетителей.
– Ага, трудно поверить, что какой-то психопат уничтожил половину колонии 15 лет назад. Плохо для них, хорошо для предприимчивых рисианцев, способных с первого взгляда распознать достопримечательность, которая привлечет побольше туристов. – Джим скрестил руки на груди и стрельнул глазами на Спока. – Только не говори, что тебе удалось зарезервировать нам увольнительную в этом местечке без посторенней помощи.
– Отрицательно. Я подозреваю, что посол Сарек мог повлиять на положительный исход дела.
Джим фыркнул.
– Он определенно мог. Когда тебе надо, ты из своего отца веревки вьешь.
– Хоть я и не уверен, что до конца понял смысл твоего сравнения, у меня сложилось впечатление, что ты имеешь в виду, что я – избалованный ребенок, отец которого потакает всем его прихотям.
– Ты? Избалованный? Ой, ну что ты! Конечно же это не о тебе, хоть ты практически королевских кровей да еще и рос единственным ребенком в семье посла. И, разумеется, это вовсе не ты ведешь себя так, будто прав всегда и во всем.
– Существует крайне малая вероятность, что один индивид может быть прав всегда и во всем, Джим.
Кирк повернул голову к Споку:
– Поправляя меня, ты тем самым только еще раз доказываешь мою правоту. Шутки в сторону, думаю, твой папочка демонстрирует такую потрясающую выдержку, потому что его уже ничем не испугаешь, он итак уже пуганный, – заметил Джим, понизив голос, и – судя по выражению глаз – вполне серьезно.
– Пуганный чем, капитан? – Спок тоже понизил голос.
– Пуганный тобою. Ты ж почти умер месяц назад: ты несколько минут умирал на биокровати после того, как мы транспортировали тебя обратно. Думаю, твоего отца тоже испугала угроза потерять тебя. Поэтому он и не послал секретного космического ниндзя Федерации прибить меня, когда узнал, что мы теперь встречаемся.
– Предполагать, что Федерация нанимает ниндзя, которые действуют в космосе…
– …в высшей степени нелогично. Но согласись, что это чертовски странно – что вместо ниндзя он прислал нам поздравительную корзину с фруктами.
– Да, это было необычно, – ответил Спок и понял, что уголки губ неудержимо расплываются в усмешке. Затем в течение 1,86 минут они смотрели на город, погрузившись в свои размышления.
– Веселей, еще не вечер, – заметил Джим, подходя к панели управления комнатой, чтобы выбрать музыку.
– Возможно, нам стоит переодеться во что-нибудь более подходящее и выйти погулять?
– О, черт возьми, нет. Раз уж я таки уговорил тебя нарядиться в эту рубашку, то вынуть тебя из нее я собираюсь только в постели, и это даже не обсуждается. Если завтра не будет так чертовски холодно, я тебя и на ленч в ней выйти заставлю. А следующую увольнительную мы проведем на пляже.
– Я постараюсь подобрать подходящую планету.
– Постараешься, ага, – нараспев протянул Джим. – Надо полагать, изо всех сил стараться будешь. Ты – первый вулканец, умеющий хитрить, потому что вряд ли хоть кому-то и в голову придет, что ты действительно согласишься подыскать мне пляж. Но ты, конечно, согласишься постараться – также усердно, как Боунс старается не ворчать на меня по возвращению из миссий.
– У нас с добрым доктором мало общего.
– О, ну конечно. Вы оба любите выбивать из меня дух. Боже, помоги мне, если Боунс научится вулканскому нервному захвату. Единственная причина, по которой я не валяюсь всё время без сознания – так просто потому, что Боунс не хочет, чтоб у меня случилась передозировка от седативных средств. – И тут же с выражением полной нирваны на лице заявляет: – Давай танцевать!
– Танцевать, Джим? Мы сейчас не на одной из торжественных церемоний, предусматривающих подобные светские традиции.
– Давай, Спок, расслабься, – Джим придвинулся к Споку поближе и коснулся его запястья. – Месяц назад я думал, что ты мертв, а теперь смотри! Я в прекрасном городе с прекрасным вулканцем и мы слушаем прекра… ну ладно, просто музыку, хоть какую-то.
– Прекрасным, капитан? – переспросил Спок, явно смутившись.
– Боже, я сказал это вслух? Проклятье, я только что потерял до хрена очков в зачетной таблице мачо, да? Но слово ведь не воробей?
– Слово «не-воробей», – повторил Спок странные слова.
– Мы согласились, потрясающе!
– Напротив, я проводил исследования касательно определения…
– Ну давай же, Спок, музыка заждалась.
Спок сдался и позволил Джиму взять его за руки. Он был рад, что они медленнее, чем в обычном танце, покачивались, стоя на месте, и было приятно ощущать прохладные руки Джима на своих бедрах. Они были практически одного роста, но сейчас Спок был выше, потому что прежде чем позвать вулканца полюбоваться на город Джим успел разуться. Когда Кирк поднял на него глаза, Спок поразился собственными чувствам, которые вызывает в нем этот человек – с таким хрупким телом, но духом самым сильным из всех, что Споку довелось повидать на своем веку.
– О, чтоб тебя, это она, – простонал вдруг Джим, уткнувшись Споку в грудь. Встревожившись, вулканец замер и положил Джиму руку на спину.
– С тобой всё в порядке?
– Ага, но есть проблема, не так ли? – простонал Джим, продолжая стоять, уткнувшись ему в грудь.
– Джим, если ты хочешь, чтобы я понял в чем дело, тебе придется мне всё объяснить.
– Просто заткнись на секундочку, я собираюсь сделать глупость. – Спок подчинился, давая Джиму возможность взять себя в руки, и успокаивающе похлопал его по спине. Спустя несколько долгих секунд Джим поднял лицо и посмотрел на него с невыразимой мукой во взгляде.
– Джим…
– Я люблю тебя, – пробормотал Джим, ласково беря в ладони лицо Спока. – Вот так-то. И у меня уже «шары» в тело вросли, мой внутренний подросток просто вопит, и, кажется, меня тошнит.
Спок стоял, потрясенный, не в силах подобрать в ответ нужные слова, чтоб прекратить мученья Джима. Наконец, он поднял два пальца, и Джим, немного успокоившись, отнял руки от лица Спока и соединил свои пальцы с пальцами вулканца.
– В таком случае нам повезло, что вулканские поцелуи не требуют вступать в контакт с твоим ртом, учитывая его теперешнее внутреннее состояние.
Уголки джимовых губ медленно расплывались в улыбке, пока не блеснули зубы.
– А люди еще говорят, что логику переоценивают. Как ты относишься к тому, чтобы вступить в сексуальные отношения прямо сейчас?
– Вопреки сложившейся традиции, этот ваш план безупречен, капитан.


КОНЕЦ

А вот такими я вижу героев:

@темы: переводы, стар трек, фанфикшен