15:06 

Осваиваю новые пейринги

lisunya
...надо делать революцию. Революция всё спишет (Ауренга)
Название: Позор, который смывают только кровью
Автор: lisunya
Бета: нету
Пейринг: абсолютно новый для меня – Крис/Дерек, Дерек/Стайлз
Рейтинг: R
Жанр: слэш, AU, агнст, hurt/comfort
Размер: мини (8 страниц или ≈ 4,2 тыс. слов)
Статус: закончен
Предупреждения: упоминание смерти второстепенных персонажей
Саммари: писалось на заявку Bee4 «Крис/Дерек. АУ. Мир, где Хэйлы живы. Крис и Дерек вместе, давно и тайно. Но приходит момент, когда стая Хэйлов и клан Арджентов узнают о них правду. На фразу: "Этот позор смывают только кровью". Рейтинг любой. Не дэс.»
Посвящение: для Bee4, конечно же!

– Такой позор, братец, смывают только кровью, – злобно цедит Кейт.
Обращается вроде к брату – но глаз не сводит с Дерека. С нахально ухмыляющегося Дерека. Голого, измазанного еще не засохшей спермой ее брата и при этом нахально ухмыляющегося Дерека. Который даже и не пытается прикрыться. Только тянет лыбу всё сильнее. А что ему еще остается? Его – оборотня из местной стаи Хейлов – застукали в одной койке с женатым охотником из враждебного клана Арджентов, который к тому же почти вдвое старше него.
И кто застукал-то, господи? Ладно бы Лора с ее оборотничьим нюхом и сестринской подозрительностью. Ладно бы хитровымаханный Питер, ревнующий к нему с детства то мать, то Дерекова официального бойфренда. Ладно бы… Да кто угодно! Но Кейт? Сучка Кейт? Та самая Кейт, которая липла к нему после каждого выигранного матча по лакроссу в старших классах? Которая подстерегала его в городе и то подрезала его машину на выезде с автостоянки, то зажимала в углу в магазине? Так и норовила засунуть ему в карман презерватив с номерком своего телефона на упаковке. И пахла при этом… да сучкой в течке она пахла при этом! Самой натуральной сучкой.
Это из-за нее, стервы, семья отослала его учиться в Нью-Йорк: боялись, что прожжённая бабенка добьется-таки своего, собьет бедного неразумного щеночка с пути истинного. В итоге Дерек пять лет проторчал вдали от стаи. В ссылке почти что. И даже после того, как вернулся – альфой вернулся, приехал учиться у матери новую силу контролировать – даже потом семья намекала Дереку, что ему стоит поискать себе и своей будущей стае местечко поспокойней для обитания.
И он, пожалуй, даже поискал бы. Наверно. Еще пара разговоров с отцом, несколько грустных взглядов матери, подколок сестер, еще одна – хоть одна, чтоб его! – интрига от Питера – и он, пожалуй, собрал бы вещички и мотанул из Бикон Хиллс. Не очень далеко. Здесь всё-таки его стая. Но он слышал, что в соседнем штате, в приграничном городке как раз помер от старости тамошний альфа, а его беты смылись в большой город за новой судьбой. Пожалуй, Дереку там могло бы понравиться. Он даже ехал туда разведать на месте что да как…
Вот только дальше заправки на выезде из города не заехал.
И дернул же черт Криса компенсировать недостойное поведение сестры демонстрацией собственной нетерпимости к «порождениям зла в нечеловечьем обличье». Это, кстати, цитата их с Кейт папашки – Джерарда. Питеру она очень уж понравилась в свое время, он ее даже выжег на сосновой табличке и повесил в кухне. Малышня каждый раз хихикает, как эту гадость видит.
А Дереку вот было не смешно, когда Крис его любимую машинку, его чудную Camaro, поцарапал. И чего ради? Из-за чести какой-то сучки, у которой этой чести отродясь не бывало?!
Как же он зол был тогда. Достаточно зол, чтобы пробраться на Хэллоуинскую вечеринку к Мартинам в костюме Робин Гуда (тогда он считал, что костюм лесного охотника – это хорошая шутка), отследить там Криса, припершегося приглядывать за ненаглядной дочуркой – и споить его на хрен, пользуясь тем, что оборотни почти не пьянеют. А вот охотники, особенно если смешать коктейль по особому рецепту (хоть на что-то Питер ему в этой жизни сгодился) – охотники пьянеют очень даже.
Он честно планировал Арджента только споить, раздеть и бросить в его машине на лужайке Мартинов – пусть поутру разбирается с родителями лучшей подруги дочери, отчего он в таком непотребном виде портит им любимые крокусы хозяйки. Вот, кстати, и с еще одной дрянью бы разобрался: эти «цветуёчки» никогда ему не нравились, они ему аконит слишком уж напоминали. Так что, как говорится, двух зайцев одним выстрелом.
Но Крис в очередной раз спутал ему все планы. Когда Дерек уже стаскивал ему штаны, оказалось, что тот пьян недостаточно, чтоб просто отрубиться… Ох, совсем недостаточно!
Но достаточно, чтобы у «примерного семьянина Криса» сорвало тормоза. И он признал, что не так уж была неправа его дорогая сестрица, когда мечтала провести рукой по этому телу… грубо втянуть ртом кожу на плече… рвануть чертову рубашку и впиться зубами в сосок до вскрика боли… зато живот ласкать нежно… обхватить стояк сквозь джинсы – властно… толкнуть на спину – бескомпромиссно… взять – как свое.
И самому стать – его.
А дальше были волчьи когти и человеческая кожа. Сытый зверь и вечно голодный человек. Рык и стоны. Урчание и шепот. Сила и подчинение.
Потом отрицание и надежда, что «пройдет» и «забудется». Новый срыв и почти отчаяние. Безумная, без тормозов и запретов луна и до каждого вдоха выверенное, благоразумное солнце.
Постепенное смирение и отговорки для семей – уже без оправданий для самих себя. Увертки для семьи, чтоб остаться – и малейшие поводы для него, чтобы прийти.
Взгляды, полные обещаний, которые никогда не произнесутся вслух.
Запах, который маниакально отслеживаешь везде, даже на школьных друзьях сестры, которые водятся с его дочкой.
Мечты, в которых не признаешься даже себе…
И, наконец, дешевый номер мотеля соседнего городка и Кейт, фурией возмездия застывшая над вами. Благоразумно пришедшая без оружия. Даже не потому, что сама боится прибить брата сгоряча – а потому что и он вполне способен пристрелить ее. Исключительно в целях самозащиты.
Дерек в целях самозащиты – их защиты – с удовольствием разодрал бы ей сейчас глотку. Прикопал тело где-нибудь в лесочке и дальше тянул бы по крупинке свое обманное счастье. Их обманное счастье.
Но он уже знает, что это конец. Читает приговор в напряженно сведенных плечах Криса. В залегшей меж бровей скорбной складке. В поджатых губах.
В злорадных глазах Кейт.
А потому и улыбается так нахально – ей назло.
И не пытается прикрыться – чтоб Крис посмотрел напоследок, что он теряет.
Ведь он теряет. Они теряют сегодня друг друга. И всё, что Дереку остается, так это нахально ухмыляться и в ответ на пафосно-завистливые речи Кейт кичиться собственной бравадой:
– Жаждешь крови, Кейт? Окей, в следующий раз мы трахнемся без смазки, а испачканные простыни пришлем тебе. Устраивает такой вариант?
Кейт не отрывает от Дерека жадно-похотливого взгляда, но обращается по-прежнему подчеркнуто к Крису:
– Посмотрим, устроит ли такой вариант твою семью, братец. Твоя жену и дочь. – И всё же удостаивает Дерека парой слов: – И твою семью тоже, звереныш. – И Кейт наконец-то вылетает за двери.
Крис молча тянется к вещам. Одевается прямо так, не приняв душа. Только пару раз руками приглаживает растрепанные – Дереком растрепанные – волосы. И идет к выходу. У самых дверей, правда, притормаживает, и не оглядываясь, поясняет:
– Мне надо успеть перехватить Эллисон в школе. Пока они не обработали ее и не настроили против меня. Отец и не на такое способен. А она моя дочь, Дерек, ты должен понять. Мне надо… В общем… Черт, всё не то!
– Что, даже не пообещаешь позвонить?
Крис всё же оборачивается. Улыбается грустно и почти обреченно.
– Я-то позвоню. Вот только я не уверен, что ты ответишь.


В душ Дерек идет почти нехотя, словно на автомате. И даже дешевый отельный гель, от которого химией несет за версту, на этот раз его не раздражает. Он его запаха просто не замечает, автоматически намыливая плечи, живот, пах… С гораздо большим удовольствием он бы оставил на себе запах Криса. Его пот, слюну, семя… Вот только Кейт, какой бы сучкой она ни была, конечно, права: его семье это не понравится. А его семья и их мнение Дереку отнюдь не безразлично – тут уж прав Крис. Так что Дерек всё отлично понимает: и что Крис выбрал свою семью, и даже почему он ее выбрал, и что семья самого Дерека всё узнает еще к вечеру, и насколько папа будет не рад, и как будет расстроена мама, и Питер злорадно ухмыльнется, а Лора…
Да мать же ж твою!!! За что ему всё это?! И почему всё так? Почему нельзя хоть немного иначе? Ну вот хоть чуть-чуть? Ну самую малость…
В душевой водосток вместе с пеной мотельного геля стекают ручейки красной крови. Разбитые об стену костяшки пальцев регенерируют быстрее, чем слив справляется с окровавленной водой. Регенерируют. Исцеляются. Перестают ныть.
Ну, значит, и Дереку пора перестать ныть и жалеть тут себя. Пора вытираться, одеваться и мотать домой. Или лучше, по примеру Криса, тоже наведаться в школу. Тоже попытаться перехватить… Попробовать…
Черт.
Вот теперь Дереку точно не до ухмылок.
Осуждения семьи Дерек не боится. Нет, он, конечно, всегда мечтал, чтоб папа с мамой им гордились. Все дети – что человечьи детеныши, что волчьи щенки – хотят одобрения родителей. Он даже сейчас этого хочет. Знает, что не заслужил, не сдержался, подвел – но всё равно хочет. Чтоб папа с мамой гордились им.
Но пусть даже они и не одобрят – но и проклинать тоже не станут. Отошлют, конечно. Может, на этот раз даже дальше, чем в Нью-Йорк. Вот только помимо их неодобрения есть еще кое-что.
Есть еще кое-кто.
Увертка, которую он использовал, чтоб семья не отсылала его подальше. Ширма, которой прикрывал их с Крисом «роман». Алиби перед семьей и охотниками. Ровесник дочери Криса. Ее одноклассник.
Стайлз.
Семнадцатилетний сын шерифа. Его официальный бойфренд. У которого есть свои собственные тапочки в их доме. А у Дерека – своя кружка в кухонном шкафу Стилински. Семнадцатилетний мальчишка, которого тоже явно не устроит «такой вариант».
Дерек судорожно вздыхает и буквально заставляет себя выползти из душа.
А ведь еще полгода назад Стайлз казался ему идеальным вариантом.
Питер сорвался в полнолуние и укусил одного из забредших на их территорию пацанов. Ребят было двое – Стайлз Стилински и его лучший друг Скотт МакКолл – и Дерек иногда ловил себя на мысли, а не промахнулся ли в ту ночь дядюшка? Не в Стайлза ли метил? Потому что Дерек уверен, вот точно уверен, что сегодня вечером Питер будет смотреть на него также злорадно, как Кейт смотрела недавно на брата.
Скотта после укуса притащили к ним в дом, типа оказывать первую помощь, а Стайлза спровадили домой, чтоб не мешался под ногами. А уже через час тот начал обрывать другу телефон и намекать, что сейчас привезет на помощь отца и «целый гарнизон из соседнего штата».
И мать отправила Дерека успокоить пацана. Мол, по возрасту ближе да и вообще, ты же просил, сынок, научить тебя быть альфой? Ну так вот, умение улаживать конфликты с людьми – это как раз и есть первостатейные обязанности альфы. И Дерек, тоже вздохнув тогда, но не посмев перечить матери, даже не заикнувшись, что можно было бы отправить и Лору (или Кору на худой конец) отправился успокаивать перепуганного подростка, вооруженного битой и серебряными чайными ложечками своей бабушки.
И уже там, в полумраке мальчишечкой спальни, ловя на себе голодные – не как у Кейт, совсем не так, а боязливо-голодные, невинно-робкие почти, когда веришь, что тебе ни черта не светит, но гормоны молча берут своё – под этими взглядами, уворачиваясь от заполошных рук, из-за этих губ (не по-детски пухлых, нервно облизываемых) – Дерека вдруг шибанула идея. А ведь было б неплохо – такого вот в стаю. Не дурака, раз успел погуглить и сам вычислил, что Хейлы – оборотни. С гибкой психикой, позволившей ему в это поверить. Достаточно смелого, раз не побоялся на оборотня кинуться с битой. И достаточно умного, раз не кинулся в их логово сам, а, несмотря на беспокойство за друга (искреннее беспокойство, Дерек ведь и видел, и слышал, чувствовал) сидел и из последних сил придумывал план.
А еще Стайлз – сын шерифа, единственный сын. Можно сказать, «породистая самка». Уж против такого-то парня для старшего сына стая Хейлов точно возражать не станет. А если еще сказать, что не совсем по расчету… верней совсем не по расчету… что влюблен и всё такое… тогда семья точно позволит ему остаться, пока Стайлз не окончит школу. И Дерек будет бегать типа к нему на свидания, а по пути… или даже… Стайлз ведь в одном классе с Эллисон? Совместные проекты, домашка, доклады по химии. И Дерек – заботливый бойфренд – будет заезжать за своим парнем прям к Арджентам домой. Или Крис будет приезжать к Стилински. И пока Стайлз или Эллисон собираются – подростки такие неорганизованные, такие копуши – можно будет… Нет, целоваться нет. И даже обняться не получится. Но скользнуть пальцами по руке, оставленной на дверной ручке… Просто смотреть в глаза… Слышать чужое дыхание… Стук его сердца… Дышать им. Полной грудью дышать им. Может, даже что-то шепнуть!
И никто не узнает. Не догадается. Никому и в голову не придет.
А Стайлз… Ну что Стайлз? Плевать, что не дурак. Прокатить его на своей машинке. Пару раз подрочить рукой прямо в салоне, можно даже на полном ходу. Официально сводить в кино, чтоб все друзья сдохли от зависти. Прийти на матч. Плевать, что Стайлз – вечный запасной, зато Эллисон – ярая поклонница лакросса, а ее отец всегда сидит с ней рядом, всего через пару рядов вниз, и если ветер удачный…
Тогда это и впрямь казалось классным вариантом. А злобно прищуренные глаза Питера рассматривались исключительно как приятный бонус.
Вот только это не кажется классным вариантом сейчас, когда Дерек гонит Camaro назад в Бикон Хиллс. Когда представляет, каким взглядом будет смотреть на него Стайлз. Когда точно знает, что он ничего ему не скажет. Потому что шерифский сын не из тех, кто жалуется или упрекает. Так что он даже не скажет, что Дерек в чем-то виноват…
Вот только и Стайлз не виноват ни в чем тоже.
Стайлз умный и смелый. Да, иногда его болтовня раздражает – зато какие идеи подает, даже Лора не до всякой сама додуматься может. Да, шебутной – зато верный и преданный. И никогда не думает о себе – только о близких и родных. Есть люди-одиночки, вроде него или того же Криса, а вот такие как Стайлз – такие как раз рождены для стаи. Рождены для стаи – и умирают за нее не задумываясь. Стайлз славный. И такой еще ребенок.
А самое обидное, что Стайлз, он почти идеальный. Для Дерека почти идеальный. Его одобряет семья (помешанная на аниме Кора – вместе с самим Стайлзом помешанная – и вовсе почти визжит от восторга, стоит только Дереку взять своего бойфренда за руку, причем Стайлз при этом так мило краснеет, что Дереку иногда и самому хочется… не взвизгнуть, конечно, но хотя бы просто улыбнуться в ответ). Он дополняет хмурого Дерека, сглаживает его углы. И если Дерек решит-таки завести себе стаю – то из Стайлза выйдет отличная нянька для новоявленных щенков.
Со Стайлзом было бы хорошо. Почти идеально. И Дерек соврет, если скажет, что никогда, вот ни единого раза – после очередной стычки стаи с охотниками, или застукав Криса в магазине обнимающим жену и дочь, или просто смотря на собственных родителей – что он никогда не представлял, как бы это было. Как бы это могло быть.
Стайлз закончил бы школу. Дерек увез бы его в какой-нибудь большой город, поступать в колледж. Снял бы им одну квартиру на двоих. Попритерлись бы друг к дружке. Потом, конечно, вернулись бы домой. Потому что именно здесь их дом. У Дерека тут целая стая, у Стайлза – один-единственный отец, который как раз тем и дорог, что единственный. Родители подарили бы им дом. Купили бы в складчину с шерифом. Дерек подобрал бы себе кого-нибудь в стаю. Или просто бы принял. Среди оборотней хватает сирот (тем же охотникам за это «спасибо»). И их, ясное дело, не отправишь в приют: теряя стаю, практически все они теряют и «якорь». Таких всегда разбирают знакомые стаи. Только в семье Хейлов четверо приемышей растет. Вот и Дерек принял бы кого-нибудь. Может, даже девочку. Или всё-таки мальчика. С пацанами как-то проще. И Стайлз помогал бы его воспитывать. Точней нет, Стайлз бы воспитывал, а Дерек был бы альфой: тренировал и рычал по полнолуниям, чтоб не зарывался. И была бы у них чудная стая-семья.
С Крисом такого никогда не будет. Начать хотя бы с того: ну чему, ради бога, Крис может научить неопытного волчонка? Видал Дерек, как тот родную дочь натаскивает. Охотиться и убивать. Оборотней убивать, между прочим. Такие знания бете ни к чему. Обращенным нужно учиться контролировать себя. Учиться – как не драться друг с другом. Да и не станет Крис раскрывать «профессиональные тайны». И вообще, заикнись Дерек, что хочет кого-то укусить – Арджент его сам покусает.
И с его родней тот не уживется.
И завтрак по утрам ему готовить ни в жизнь не станет.
И закидоны терпеть не будет: либо просто проигнорирует, либо вообще в лоб чем тяжелым засветит. Опытным путем проверено.
Да и вообще…
Со Стайлзом – мир и покой. С Крисом – сплошные палки в колеса и ушки на макушке. За Стайлза – все и вся. За Криса – только Дереково сердце. Упрямое Дереково сердце. Своим стуком заглушающее все доводы рассудка. Захлебывающееся артериальным восторгом, стоит только охотнику показаться на горизонте.
Только сердце и надежда. Хотя и надежда, после того, как Крис бросил его в мотеле, даже не попытавшись ободрить или извиниться – даже надежда уже верит с трудом.
А вот сердце – упрямится по-прежнему.
И Дерек мог бы задурить Стайлзу голову. Убедить. Оправдаться. Или даже просто попросить. Он мог бы остаться с тем, с кем ему хорошо и правильно. Но он не станет. Ни просить, ни жалеть ни о чем не станет. Хватит терзать собственное сердце. Хватит мучить себя самого. Хватит вжимать педаль газа в пол.
Пора тормозить и что-то решать.


Вот только всё уже решили за него. Звонок старика Арджента будоражит его телефон, стоит только Дереку пересечь границу родного городка.
– Заброшенный склад на окраине. Приходи сам, щенок. Не подставляй свою стаю. Моего сына ты уже подставил, так хоть свою семью не подставляй. А не придешь – я сына не просто вздерну, я его на том дубе, что против вашего дома растет, повешу. Чтоб все в Бикон Хиллс знали, на чьей его жизнь совести.
По телефону не слышно стука сердца, нельзя унюхать человеческий пот или просчитать чужой пульс. Ни одной подсказки, чтоб распознать человеческую ложь.
Но Дерек выкручивает руль в сторону склада.
Так велит ему сердце. В очередной раз своим бешеным стуком заглушая все доводы рассудка.


Крис привязан к колченогому стулу. И не понять, как тот стоит-то еще. Крис избит и пахнет кровью и болью. У Криса замирает сердце, стоит Дереку шагнуть в дверной проем.
И у Дерека при виде Криса сердце замирает тоже. И взрывается яростью.
Взрывается – и замирает при звуке мальчишеского голоса за спиной:
– Эй, Дерек.
Охотники внутри склада тоже замирают. Джерард дает им знак, и они отступают, предпочитая дальше не вмешиваться.
А Дерек поворачивается к Стайлзу. К вооруженному Стайлзу. Целящемуся прямо в Дерека.
– Простите, мистер Арджент, но у меня тоже есть к нему счеты.
– Стайлз, мальчик мой…
– Аконит смертелен и для людей, так что лучше не лезьте.
– Ты что же… – хмурится Джерард. – Ты это всерьез?
– Вас когда-нибудь предавали?
– Меня предал родной сын! – рычит старик.
– Ну тогда всё поровну: вам – ваш сын, мне – мой любовник.
Джерард смотрит пару минут пытливо. Изучающе смотрит. А потом вдруг ухмыляется и отходит в сторонку.
А Стайлз взводит курок.
– Я знаю, ты не любишь пафосных речей, Дерек. – Рука с пистолетом вздрагивает – и снова уверенно замирает. – Ну, а я не люблю когда меня держат за дурака. И пользуются, словно бесплатной шлюхой. Даже не за «спасибо». Когда тот, кому ты верил, кого любил и защищал – выставляет тебя идиотом… Быть идиотом – это нынче не в моде. Я бы даже сказал: это позор. И лучше всего такой позор смывается кровью. В данном случае – твоей. – И Стайлз жмет на курок.
Стайлз нажал на курок.
Дерек до последнего не верил.
Дерек даже уворачиваться не стал.
Дерек просто не представлял себе, что существует в этой вселенной ситуация, в которой бы Стайлз, его детка Стайлз…
…нажал на курок. Пустив в Дерека пулю.
Где-то в глубине склада орет Крис. Довольно хохочут охотники. Джерард неверяще качает головой и мрачно советует:
– В голову надо было. Или поближе к сердцу.
– Тогда он сдох бы слишком быстро, – бесцветным голосом возражает Стайлз, почти незаметно качая головой. – А так дотянет еще до границы штата. Там есть чудная плотина. Отличная плотина. Говорят, с такой высоты падать больно. Особенно оборотням, им же регенерация по-легкому сдохнуть не дает. Но, думаю, к тому времени он даже рад будет новой боли. – И вежливо интересуется у Арджента: – Поможете мне затолкать его в багажник?
Последнее, что слышит Дерек, прежде чем над ним захлопывается крышка багажника, – скулеж со стороны склада. Нечеловеческий. Почти звериный. Дерек никогда б не подумал, что человек способен на такой.
Что его Крис способен на такой.


– Я гнал, как мог, не для того, чтоб ты своим копошением свел все мои труды на «нет».
– Уверяю тебя, у нас достаточно времени в запасе.
– Питер, если он умрет…
– О боже, Стайлз, ты что обвиняешь меня в том, что я желаю смерти родному племяннику?!
– Хватит картинно хвататься за сердце! Тащи сюда антидот. – И уже почти ласково: – Ну-ну, Дерек, потерпи чуток. Еще немного. Сейчас всё залечим. Всё исправим. Ты только потерпи.
– Хррр… Кррри… Крис!
– Ну уж нет, – ухмыляется склонившейся над Дереком Питер. – Непутевые члены стаи – еще куда ни шло. Но спасать охотников я точно не подряжался.
Стайлз тут же злобно пихает его локтем, и спешит успокоить Дерека, неловко отводя взгляд и всё же немного сердито шмыгая носом:
– О нем позаботилась Эллисон. Джерард сказал: это ее экзамен на вступление в ряды охотников. Избавиться от «предателя». Но Скотт успел передать ей от Дитона… она встречается со Скоттом, кстати, извини, мы тебе не сказали… Хотя ты нам тоже много чего не рассказывал… как выяснилось… – Снова обиженный шмыг. – В общем, она выстрелила специальной стрелой, он свалился в овраг, а там его страховал Скотт. Он отзвонился пять минут назад, они уже едут к нам. Мистер Арджент… Крис то есть… он, конечно, не восстановится так же быстро, как ты… Но жить будет. И ты будешь. Сейчас Питер прижжет рану – и будешь.
– Спа… си…
– Нет, – качает головой Стайлз. – Нет, Дерек. Не так быстро. Я сейчас не хочу слышать от тебя благодарности. Не напоминай мне о том, какая я тряпка. Что я вытащил твой зад из охотничьей ловушки, даже после всего, что ты мне сделал. Всего твоего вранья. Я пока что не готов тебя за всё это простить. И, кстати, знаешь что? А давай-ка этот пепел сюда, Питер! Я сам прижгу эту чертову рану!


Через два месяца Кейт в погоне за забредшим на их территорию омегой очень удачно спотыкается о корягу. Настолько удачно, что ломает себе шею.
Через полгода Викторию кусает на охоте пришлый альфа. Совсем-совсем пришлый. Хейлы ну вот абсолютно ни при чем. Даже помогают Арджентам его ловить, но тот всё равно умудряется проскользнуть сквозь заставы в последний момент.
Через год наконец-то умирает Джерард. От рака легких умирает. Тихо и почти незаметно. Как-то совсем уж бесславно и в чем-то даже глупо как для такого прославленного охотника, как он. И Дерек, пакуя их с Крисом вещи для возращения домой, думает, что, пожалуй, старику повезло, что в местной больнице работает медсестрой мать Скотта МакКолла, имеющая доступ к медицинским картам почти всех жителей их городка, а то сдох бы Джерард гораздо раньше и значительно более болезненной смертью. А так – нужно было только подождать.
А теперь еще нужно сделать так, чтоб Крис ни о чем не догадался. Хотя о чем тут догадываться? Даже у Дерека нет никаких доказательств, одни догадки и подозрения, большей степенью основанные на паршивом характере Питера и его любви к интригам. Ну, еще и Лора, пожалуй, очень любит брата и носится с семейной честью. Ради безопасности стаи она, наверняка, могла бы… Да и мать… Женщины их рода способны на всё, когда речь заходит о безопасности стаи. Но это только догадки. У Криса наверняка тоже есть аналогичные, но пока он молчит, Дерек тоже согласен делать вид, что каленый шрам на Крисовом лице – это ерунда и мелочь, досадное недоразумение, и Виктория с Джерардом тут ни при чем.
Спустя год и десять дней шериф Стилински наконец закрывает дело об исчезновении Дерека Хейла и Кристофера Дойла Арджента – в связи с возращением «пропажи». И даже не пытается пристрелить Дерека за то, что тот бросил его сына, сбежав куда-то на год с женатым мужчиной.
Спустя год и пять с половиной месяцев щенки заканчивают школу. Кора и Скотт поступили в местный колледж. Эллисон с Лидией и Джексоном (последний – еще одна бета Питера, и Дерек злорадно думает, что на этот-то раз дядя точно не угадал… хотя Лидия, даже оставаясь человеком, пожалуй, компенсирует недостатки Уиттмора) – эта троица едет в Европу. То ли учиться, то ли путешествовать, Дерек не уточняет. До бет Питера ему нет дела, а с Эллисон у него так и не получилось толком найти общий язык.
А еще есть Стайлз. Который так до конца и не простил. И при появлении Дерека всякий раз принимается слишком много болтать и слишком громко смеяться. И махать руками. И почти никогда не смотрит в глаза. Он тоже закончил школу вместе с Корой, Скоттом и Эллисон. И теперь Питер везет его в большой город, поступать в колледж. Дядя уже снял им одну квартиру на двоих. И от этого чувство вины Дерека перед Стайлзом становится немножечко меньше.
А вот жизнь с Крисом так и не становится легче. Никаких тебе завтраков в постель. Зато дурацкая любовь к комнатным цветам, которые оборотничьий нюх просто не переносит. Да еще и в повседневной жизни Крис оказался тем еще педантом. Вечные ссоры из-за грязных носков и невымытой посуды. Ну как ссоры – угрюмое молчание. И тяжелый взгляд исподлобья. А взгляд у Криса – тяжелей, чем кулак.
А когда Дерек попытался-таки завести себе бету (что поделать, волки сильнее в стае), то после месяца общения с Крисом бедный Айзек при первой же возможности смылся в стаю Питера. Не то чтобы дядюшка был этому особо рад, скорее Скотт там визжал от восторга (пацаны успели крепко сдружиться за время рождественских каникул). Дерек тогда только злобно пырхнул носом и наотрез отказался обсуждать это с Крисом. Но всё равно бережно хранит исправно присылаемые Айзеком открытки к каждому празднику. Даже в честь открытия Чемпионата по «Горным устрицам».
А еще их семьи терпеть не могут друг друга и спутников жизни своих «кровинушек». Дерек знает, что Эллисон никогда не простит ему мать, какой бы стервой та ни была, и пусть даже та закололась сама, и отнюдь не после укуса Дерека… Но Эллисон всё равно не простит. И в чем-то она права.
Как в чем-то права Талия, которая никогда не простит Крису отсутствие стаи у единственного сына. И то, что на семейные праздники тот предпочитает приходить один. Не простит всех детей, которых у него не будет. Всех семейных традиций, которых ее сын отныне лишен. И что нет больше в мире стаи, к которой бы спутник охотника мог бы при случае обратиться за помощью, так что случись что с родными… Об этом Талия боится даже думать. И как мать не думать просто не может. И не может простить.
Дерек и сам многого не может себе простить, и слезы матери, тщательно скрываемые от всех – лишь один пунктик в этом немаленьком списке. А погибшие Ардженты – лишь один пунктик в немаленьком списке Криса.
Так что жизнь с Крисом – она нелегка. И, может, в чем-то даже «позорна».
Но этот «позор» и Дерек, и Крис уже давно смыли кровью.

@темы: фанфикшен, Teen Wolf

URL
Комментарии
2013-11-27 в 17:00 

GinGin Lolli
Вся современная экономика основана на поиске облегчения вовне(С)
Отличная история, очень понравилась))

2013-11-27 в 19:04 

lisunya
...надо делать революцию. Революция всё спишет (Ауренга)
GinGin Lolli, еще раз спасибо. Это так приятно, когда твои работы хвалят - прям хочется писать еще и еще :-D
Спасибо :kiss:

URL
2013-11-27 в 21:43 

Убедительно. Все прекрасны. Крис и Дерек. Оплачено кровью.
Детку, конечно, жаль. Но он великолепен. Они с дядей Питером здесь блистают.
Спасибо!

2013-11-27 в 23:03 

lisunya
...надо делать революцию. Революция всё спишет (Ауренга)
nataljaolenec, ой, моим читателям очень часто бывает жаль тех моих персов, которых я считаю любимчиками. Потому что как раз над любимчиками я и издеваюсь больше всего :lol: Исключение в этом фандоме составляет разве что Питер: над ним издеваться трудно, он сам над кем хочешь поиздеваеться. А вот Стайлз... Этот как раз из породы «Хочешь постоять за человечество — езди в автобусе» :-D Отдувается, бедняга, за всех.
И я рада, что моя точка зрения на героев оказалась верибельна. Спасибо вам за отзыв! :squeeze:

URL
2013-12-19 в 06:09 

[Аука]
Шкипер, структура этого пришельца странно котообразна…
:beg::beg::beg:
Это нечто. Я зависла и ничего боле написать не могу.
Спасибо, моя королева!))

2013-12-19 в 22:23 

lisunya
...надо делать революцию. Революция всё спишет (Ауренга)
[Аука], а ничего больше и не надо :-D Главное - что тебе понравилось :squeeze:

URL
2013-12-29 в 23:26 

King immortal
ПРЕКРАСНО! Я все думал, НУ ПОЧЕМУ Никто не пишет по Дерек/Крис (про Питер/Стайлз ведь пишут, БРРРРРР.. педофилия какая то)
У них впоолне могли бы быть отношения, не "до гроба" конечно, но..могли бы!
Я радовался как ребенок наткнувщись на Вашу работу. Спасибо, мне очень понравилось.

2013-12-31 в 01:05 

lisunya
...надо делать революцию. Революция всё спишет (Ауренга)
King immortal, ну, я сама пишу, в основном, канон - стерек :-D А здесь скорее свои творческие силы испытать хотела: выйдет - не выйдет, и если выйдет - то как? Я пыталась представить себе обоснуй, и он вполне так себе лег на канву произведения. Может, потому что горячих моментов между Дереком и Крисом и в каноне, по сериалу, хватает (одна поцарапанная Камаро - по сердцу всем фанаткам поцарапанная :lol: - чего стоит). И, тем не менее, по тому же канону Крис позиционируется как положительный герой. Он выступает за другую сторону, но при этом всё равно положительный. А положительные герои, которые любят жену и дочку, не "гуляют на сторону" :smirk: Так что, по моим наблюдениям, если Криса с кем и сводят, то чаще всего с Питером - и то либо по молодости лет (С Дереком на тот момент его сводить - это точно была б педофилия), либо уже после смерти Виктории (этакая "Любовь вдовца", ну, то есть утешение для вдовца :-D ).
А вообще - пока я тут на коммент отвечала - мне эта парочка другой пейринг напомнила: Джонатан Кент/Лекс Лутор из "Смолвиля". Про них тоже мало пишут. Хотя мой любимый автор по фандому как раз писал (у нее первый раз и прочла). Сейчас вот думаю: может, это я подсознательно - «в глубине души, где-то очень глубоко» :-D - ностальгивала по ним и перенесла эту ностальгию на "Волчонка"? Пойти, перечитать что ли? :hmm:

Спасибо за отзыв! :squeeze:

URL
2014-02-03 в 19:54 

мадамо
вот не хотела я читать и не зря(((( Дерек|Стайлз ввело в заблуждение. Ладно бы плохо написано было, но тут ведь хорошо и верибельно *страдаю*! а Стайлза-то как жалко. А семью Дерека.... Всех жалко((((((( а Дерека прибить охота... а написано отлично просто, да...

2014-02-04 в 02:55 

lisunya
...надо делать революцию. Революция всё спишет (Ауренга)
мадамо, ой, у самой такое бывает. Но я писала на заказ - так что писать надо было конкретный пейринг. А вот стерек, он у меня непроизвольно вышел - и без него Муза дальше идти отказалась :-D
Очень рада, что понравилось. Текст написался легко. Можно даже сказать, что его не я, а вдохновение писало - но так как это подарок для очень хорошего человека, то, конечно, хотелось, чтоб он получился и получился как надо ;-) Рада, что в итоге он нравится не только заказчику. Тем более если нравится не "благодаря", а "вопреки" - это очень серьезная похвала :kiss:
Спасибо тебе за отзыв!

URL
   

Лисьи шалости

главная